?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

К вопросу о переводе и трактовке "Разговора разочарованного со своей душой" (Берлинский папирус 3024).

Светлана Спирина

"Разговор разочарованного со своей душой" или "Спор человека с его "ба" - одно из самых, на наш взгляд, интересных и, одновременно, спорных произведений светской древнеегипетской литературы. Во-первых, это единственное произведение древнеегипетской литературы, в котором душа -"ба" фигурирует как один из главных персонажей и даже ведет диалог со своим собеседником, а также это один из немногих источников, в которых вообще употребляется термин "ба". Во-вторых, этот текст сугубо авторский, и хотя, в основном, содержание "Разговора…" не противоречит, с нашей точки зрения, положениям официальной египетской религиозной традиции, тем не менее, данный источник передает взгляды отдельного человека и, тем самым, позволяет сравнить официальные представления о душе и загробной жизни с индивидуальным мнением автора текста.



Папирус с единственным известным экземпляром текста "Разговора разочарованного со своей душой" был приобретен в июне 1843 года Берлинским музеем “Koenigliche Preussische Museum” через лондонское агентство “S. Leigh Sotheby”. Текст находился в составе коллекции египетских древностей, собранной Джованни Д’Атанази (G. D’Athanasi). Помимо данного текста были приобретены также три иератических папируса, содержащие “Рассказ Синухета” и “Обличение поселянина”. Все эти тексты были датированы временем Среднего царства на основе палеографического анализа. Было установлено также фиванское происхождение данных папирусов.

Данный экземпляр "Разговора…" является копией, что ясно видно по характерному колофону в конце текста. Имя писца не проставлено. По манере письма, употребленным лигатурам и т.п., данную рукопись большинство исследователей относят ко времени 12 династии . Оригинал текста принадлежал более раннему периоду. Гедике датирует его концом 10 династии . А. Эрман при первом издании памятника определил время его появления Первым Переходным периодом , когда "социальные перевороты и политический раскол породили начало пессимистической литературы".

В то же время, вероятно, появляются "Предостережения египетского мудреца", "Пророчества Неферти" и "Размышления Хахаперрасенеба". Но, в отличие от упомянутых памятников, "Разговор…" не является, на наш взгляд, произведением с четко выраженной политической направленностью. Скорее он носит характер философского диалога между двумя собеседниками.

Для характеристики "Разговора…" очень интересно предположение, которое делает Х. Гедике на основе сравнительного анализа нашего текста с двумя другими произведениями египетской литературы: "Красноречивым крестьянином" и "Поучениями Мерикара". Одинаковая датировка этих источников, их характер и сходство используемых формулировок и терминов (в том числе, одинаковое написание иероглифа "ба" с употреблением знака-детерминатива "поверженный враг"), позволило Гедике прийти к выводу о принадлежности трех этих текстов одному автору. Гедике считает, что им был некий Хети, живший во времена Аменемхета I.

Литературная форма "Разговора…" достаточно сложна. Текст отличается определенным своеобразием композиции: включает в себя как фрагменты диалога, так и небольшие повествования или так называемые "притчи", которые приводит душа - "ба" в доказательство своей правоты, а также несколько "стихотворных" фрагментов.
Перевод текста на иероглифику был осуществлен А.Эрманом , К.Зете и Х. Гедике . Переводы текста на современные языки были выполнены А.Эрманом , К.Зете , А.Шарффом , Р.Фолкнером , В.Бартой , Г.Гедике и др. Наиболее полные переводы на русский язык были сделаны Н.А.Мещерским и И.М.Лурье . Ю.П.Францев и А.О.Большаков дают переводы только отдельных фрагментов источника.

Первое издание текста Р. Лепсиусом в 1858 году вызвало в научных кругах лишь незначительные отклики. Текст был включен в научный обиход А. Эрманом, который издал в 1898 году его фотографическое воспроизведение и сделал транскрипцию, которая к настоящему времени признана учеными сильно устаревшей. Позже текст издавался К.Зете, Р. Фолкнером (только в транскрипции), В. Бартой и Х. Гедике.

Из-за многочисленных лакун, отсутствия начала текста, неоднозначности трактовок некоторых иератических знаков, грамматических конструкций и употребления определенных терминов, а также из-за того, что некоторые слова встречаются только в данном источнике, более-менее единого перевода и понимания текста, на которых бы сходилось большинство исследователей, в настоящее время не существует.

А. Эрман, первый исследователь текста, исходя из своего понимания структуры "Разговора…" при издании разделил текст на 56 параграфов, что послужило, вероятно, причиной неверной его трактовки. Согласно А.Эрману, текст чрезвычайно противоречив, точки зрения Человека и "ба" в ходе спора несколько раз диаметрально меняются, и поэтому невозможно четко определить их позиции.

Противоречивость "Разговора…" (в том числе, двух притч "ба") отмечали такие исследователи, как Р. Фолкнер, К.Зете, А.Шарфф, Г.Гедике и др. В.Барта не дает собственную концепцию текста. Его работа посвящена, в основном, изучению литературной формы источника.

В русской историографии одним из первых к проблеме трактовки данного источника обратился Б.А.Тураев. Он отмечал "крайний пессимизм" данного произведения и скептицизм автора по отношению к идее существования загробного царства . В переводе Н.А.Мещерского содержания первой и второй притч "ба" противоречат друг другу и в результате "выпадают" из общего контекста произведения. Автор считал, что в первой притче в иносказательной форме говорится о том, что после смерти грешника и праведника ждет одна судьба, а во второй притче говорится о том, что все хорошо в свое время и нужно иметь терпение и не торопить события, что, в конечном итоге, является бесполезным занятием. На наш взгляд, вторая притча "ба" посвящена именно этой теме, хотя данная трактовка Мещерского была подвергнута критике со стороны И.М. Лурье.

И.М.Лурье дал единственный почти полный, но довольно сильно устаревший перевод "Разговора…" на русский язык. Основное положение его трактовки источника в том, что "ба" не призывает Человека стремиться к смерти, как считали многие исследователи, а, наоборот, всеми силами старается уговорить его оставить данную мысль. Это точно определяет, на наш взгляд, основную задачу души - "ба", согласно тексту. Автор видит основную задачу души - "ба" в попытке убедить Человека отказаться от мысли о смерти, но перевод И.М. Лурье отдельных фрагментов источника (например, строк 148-150 и др.) не позволяет связать их с общим содержанием текста.
В советской историографии большинство авторов отмечали явно атеистический характер "Разговора…" и делали акцент на разочарованности героя в жизни из-за социальных перемен, которые происходили в обществе.

Из последних исследований, посвященных данному источнику следует выделить работу А.О.Большакова , в которой делается попытка рассмотреть с новой точки зрения структуру текста, а также дать перевод некоторых спорных его фрагментов, и, тем самым, снять противоречия, которые обычно возникают при трактовке "Разговора…".
Деление текста на отдельные части, принятое практически всеми исследователями, следующее: 1) в несохранившемся начале текста содержалась, по крайней мере, одна "вступительная речь "ба"; 2) затем следуют "Первая (ответная) речь человека" (строки с 4 по 30), "Первая речь "ба" (строки с 31 по 33); "Вторая речь человека", которая занимает, как и "Первая" довольно значительное по объему место (строки с 33 по 55); "Вторая речь "ба" (строки с 55 по 68); 3) далее следуют две притчи, рассказываемые "ба" ("Первая притча" - строки с 68 по 80 и "Вторая притча" – строки с 80 по 85); 4) четыре стихотворных фрагмента, произносимые человеком, которые иногда называют поэмами; 5) заключают произведение "Третья речь "ба" и колофон.
Первая половина произведения – это прозаический текст, в котором можно выделить две притчи, рассказанные "ба". Притчи располагаются примерно в середине произведения (строки с 68 по 80 и с 80 по 85) и являются, вероятно, неким смысловым центром "Разговора…". Правильный перевод и трактовка именно этих, незначительных по объему, фрагментов текста являются, на наш взгляд, основанием для правильной трактовки всего произведения в целом. К тому же, притчи представляют особый интерес, так как, во-первых, это не просто повествовательные, а содержащие аллегории фрагменты.

Как известно, притчи часто использовались в мировой литературе, так как с их помощью возможно наиболее точно и одновременно кратко донести до читателя главную идею произведения. В качестве стилистического средства, аллегории часто употреблялись в египетских религиозных текстах, начиная с Текстов Пирамид, где сравнения играли особую роль.

Для дальнейшего более тщательного изучения всего текста и, в частности роли притч "ба", может быть интересен вывод Гедике об очевидном подчинении построения "Разговора…" определенной "нумерологической" системе . Темы и манера изложения данных притч кажутся намеренно упрощенными. Они явно контрастируют со следующими за ними четырьмя поэмами. Основная идея "Первой притчи" заключается, с нашей точки зрения, в том, что достойны сожаления те, кому не довелось жить на земле. Такая трактовка данного фрагмента хорошо соотносится с "Первой речью "ба" (строки 31-33) и с "Третьей речью "ба" (строки 149-151).

Во "Второй притче", состоящей всего из шести строк, на наш взгляд, заключается основная идея всего произведения. С нашей точки зрения, во "Второй притче" в аллегорической форме фактически кратко изложена основная идея "Разговора…" (сравнить с "Третьей (заключительной) речью "ба", см. строки 148-153): человек разочаровался в жизни и хочет уйти из нее раньше положенного ему свыше срока. "Ба" пытается разубедить его, "удерживает от смерти". Человек негодует, жалуется на жизнь, но, в конце концов, смиряется, возвращается к прежним взглядам и становится уже как бы другим человеком, возможно более мудрым, терпимым.
На наш взгляд, основной конфликт "Разговора…" - это не отношение к самой смерти (для обоих "действующих лиц" смерть является естественным и "блаженным" продолжением земного существования (см. строки 20-21, 130-134, 152-153), а стремление человека уйти из жизни раньше "положенного" срока. Причем, в "Разговоре…", как мы считаем, герой не думает о самоубийстве. Иначе становится непонятным смысл его "Второй речи".

"Ба" как представитель божественного плана, связанный с человеком при его жизни, заботится о его посмертном существовании более, чем о земном, поэтому "ба" в "Разговоре…" "не обращает внимания" на страдания человека, вернее, не придает им того значения, которое придает им человек (строки 8-14). Но, как правильно отметил в своей работе А.О. Большаков, "ба" данного произведения "не совсем тот "ба", с которым мы сталкиваемся в религиозных текстах". Это, скорее, "олицетворение противоречия, которое помещено внутрь думающего" .
"Разговор разочарованного со своей душой" относится к светской литературе, характеризуется ярко выраженной авторской позицией, но не противоречит, с нашей точки зрения, положениям официальной египетской религиозной традиции. Это - философское размышление о жизни и смерти, изложенное в виде беседы-спора человека с его душой - "ба", которое также можно определить как "внутренний диалог" героя.

Если наша трактовка "Второй притчи" "ба" и всего источника в целом верна, можно предположить, что в древнеегипетской религиозной традиции существовало представление о том, что жизнь дарована человеку Богом, земное существование имеет свой определенный смысл, и необходимо сносить терпеливо все жизненные тяготы, пока сам Бог не призовет человека, пока не наступит время "естественного" ухода человека из жизни. Если же человек по какой-либо причине не был доволен жизнью, устал от нее и хотел избежать земных страданий, то это означало, что он шел против воли Бога и не мог рассчитывать на посмертное оправдание и вечное блаженство.
Данный текст, являющийся философским размышлением на тему жизни и смерти, безусловно, выражает сугубо авторскую точку зрения на проблему отношений человека с его душой - "ба". Тем не менее, он находится в русле официальной египетской религиозной традиции. Это произведение с новой, необычной для этой традиции точки зрения, показывает нам, как представление о душе и потустороннем мире отражалось в сознании отдельного человека.

Цит. по авторской редакции текста, сноски опущены.
Текст опубликован на английском языке: Svetlana A. Spirina Some aspects of translation and interpretation of "The Dispute between a Man and his Ba" (Papyrus Berlin 3024) // Древний Египет. Сборник трудов Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ». Вып. II. М.-СПб., 2006, с. 137-141.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
caramelitta
Jun. 12th, 2009 11:26 am (UTC)
спасибо, очень интересно.
наверное должна быть ссылка на это в Википедии хотя бы на английском...
У вас нет источника статьи?
спасибо
victorsolkin
Jun. 12th, 2009 07:52 pm (UTC)
Это оригинал статьи моей коллеги, который был переведен на английский и опубликован в юбилейном сборнике, который указан в конце поста.
caramelitta
Jun. 12th, 2009 08:50 pm (UTC)
спасибо, я уже нашла немного в англоязычной википедии
в этой ссылке немного есть о чем вы писали

http://en.wikipedia.org/wiki/Dispute_between_a_man_and_his_Ba
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

egypt
ru_egyptology
Египет. Пять тысячелетий истории и культуры

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner